Район будет чистым, зелёным и красивым
только при условии активных действий жителей!
|_ Форум _|_ Реновация _|_ Новости _|_ Фотографии _|_ Карта района _|
Капитальный ремонт домов _|_ ТПУ "Молодежная" _|_ ТПУ "Кунцевская" _|_ Совет депутатов Кунцево
Спортивные площадки на карте в Кунцево, Календарь бесплатных досуговых мероприятий для детей и взрослых в Кунцево

НОВОСТИ » СТРОИТЕЛЬСТВО » 2019 » Август » 11 » Поиск нового образа бытия: ставка на МНОГОэтажное жилье
14:00
Поиск нового образа бытия: ставка на МНОГОэтажное жилье

Архитекторы Сергей Скуратов и Илья Заливухин, которые предложили на Московском урбанистическом форуме увеличить население внутри Садового кольца в четыре раза, рассказывают «МБХ медиа», каким, по их мнению, должен быть столичный центр и куда деть еще несколько миллионов мигрантов, которые неизбежно приедут в Москву.

Как в центре Лондона

Илья Заливухин, зампредседателя Комиссии по архитектуре в Общественной палате Московской области и основатель компании «Яузапроект», уверяет: про увеличение населения внутри Садового кольца в четыре раза он сказал специально, чтобы «обострить тему». Заливухин убежден, что внутри Третьего транспортного кольца (ТТК) можно расселить до пяти миллионов человек вместо 770 тысяч, живущих здесь сейчас. Причем, в первую очередь застраивать нужно территорию между ТТК и Садовым кольцом.

«Внутри ТТК плотность — 110 человек на гектар. Это нормальная плотность для жизни за городом, где нет инфраструктуры — а тут она вся есть, — говорит Заливухин. — Если же увеличить население внутри Садового кольца в четыре раза, то плотность населения станет, как в центре Лондона. Это хороший пример для Москвы в плане реорганизации городской территории. Там центр активно застраивается высотными зданиями. Лондон держался до 2000-х годов, потом они захотели быть на уровне Америки и Азии. На фоне небоскребов: Токио, австралийские города, Нью-Йорк, который довольно старый город. Но есть и города-памятники — Париж, Санкт-Петербург».

Население московской агломерации оценивается примерно в 20 миллионов человек, их число ежегодно увеличивается на 300 тысяч — это 3 миллиона за 10 лет. Этих жителей, объясняет Заливухин, надо эффективно распределять.

«Рационально ежегодно 150 тысяч селить в пределах ТТК, еще 150 тысяч — у транспортных узлов: МЦК, МЦД, метро. Главное — избежать расселения приезжих вокруг Москвы. Есть предел, когда условия жизни становятся невозможными, но проблемы будут не в центре, а если мы станем строить города вокруг Москвы, где нет инфраструктуры. Задумайтесь, кто будет жить на окраине без инфраструктуры и транспорта? Гораздо эффективней строить уже в существующем городе, в том числе, в бывших промзонах».

Член правления Союза Московских Архитекторов Сергей Скуратов утверждает, что слова о четырехкратном увеличении населения в центре Москвы ему приписали СМИ, которые трактовали их как «враждебные к городу» и пугали людей. «Я говорил, что исторический центр очень „рыхлый“ и там можно и нужно строить, — объясняет Скуратов. — В центре Москвы между Кремлем и ТТК существует очень много строек, и они продолжаются. Я знаю гигантское количество площадок в Москве, которые пустуют. Эти территории могут быть переосмыслены для современных потребностей. Кроме того, есть ветхое жилье».

«Я делаю порядка 10 проектов в центре Москвы — это новая застройка. Я стараюсь сглаживать возможные конфликтные ситуации и не создавать новые. Походите по переулкам, загляните в дворы, посмотрите — рухляди полно, никакой ценности она не представляет. В этом месте надо строить нормальное жилье, социальную структуру и так далее», — уверяет Скуратов.

Увеличить население внутри Садового кольца можно в первую очередь за счет перепрофилирования офисных зданий в жилые. Все доходные дома, считает Заливухин, нужно разрешить перевести в жилой фонд: собственникам этих домов это выгодно.

Сергей Скуратов

Одинокие молодые приезжие

Основными жителями обновленного центра города Заливухин видит одиноких молодых специалистов, которые, в том числе, могут новое жилье арендовать: «Наша задача, чтобы приезжие социализировались, стали более интеллигентными, чтобы приезжий высококачественный специалист не стремился уехать отсюда дальше на Запад. Заселению центра мешают старые нормы, которые обязывают обеспечивать жилье в центре школами и детсадами по нормам спального района. Молодежи нужна маленькая арендная квартира, а не парковка и детский сад, чтобы не брать ипотеку на окраине. Во всем развитом мире до 50% жилья — арендное, особенно в Германии».

Чтобы повысить доступность жилья, Заливухин предлагает сделать его небольшим: «Квартиры в центре могут быть площадью примерно 20 квадратных метров. В некоторых случаях, в таких домах даже могут быть общие кухни. В качестве примера — наше предложение построить высотку в центре Artplay: при стоимости 300 тысяч рублей за квадратный метр, 20-метровая квартира обойдется в 6 миллионов рублей. В такой квартире человек не обязательно должен жить всю жизнь. Человек может мигрировать по городу: сначала жить в центре, потом — в районе со школой и детским садом, затем, например, в коттедже за городом. Не должно быть такого, что ты живешь, как привязанный, в квартире в ипотеку».

Заливухин уверен, что проблем с парковками и пробками быть не должно, потому что благодаря хорошо развитому общественному транспорту, использовать автомобиль в центре не нужно: «Внутри Садового везде пешая доступность до метро. Зачем в центре автомобиль? Хочешь иметь машину, имей свою дорогую парковку под землей».

Илья Заливухин

Чиновники — на выход

«Центр опустел, потому что сталинский генплан предполагал расселение этого „буржуазного гадюшника“ в спальные районы», — говорит Заливухин. Но теперь центр переполнен чиновниками и организациями, выполняющими столичные функции.

Сергей Скуратов надеется, что это не навечно. «Часть этих функций вообще перестанет быть нужным, когда общество и государство подпишут новый общественный договор о сокращении функций государственной власти. Это, конечно, мечты. Но кто знает, все же мечты иногда сбываются. Может, государству недалекого будущего не понадобятся огромные кварталы для зданий ФСБ, МВД, Администрации президента, бесчисленных министерств, ведомств… Центр Москвы все равно будет меняться. Когда чиновники будут переезжать в „Сити“ и его окрестности, или куда-то еще, эти здания будут высвобождаться, с ними надо что-то делать, проводить реконструкции. Сейчас колоссальное количество территорий не используется для города и его жителей».

Высотность — это свет в окна

Заливухин считает, что новые высотки можно построить на территориях около Павелецкого, Курского, Ленинградского вокзалов, в районе Нового Арбата. При этом сносить ничего не потребуется — «там достаточно пустот».

«Москва исторически была наводнена доминантами — храмами, башнями, колокольнями, — говорит Скуратов. — Большую часть из них она потеряла, как Сухареву башню. Ничего страшного, если в этой зоне появятся новые высокотехнологичные, элегантные, тонкие доминанты».

Чтобы высотные кластеры не нанесли ущерба историческому ансамблю, нужен новый высотный регламент для центра столицы, объясняет Заливухин.

«Яуза проект»: Концепция высотного регламента центра Москвы. Черным цветом выделены территории, где застройка может быть без ограничения этажности

«Мы разработали мастер-план застройки в районе Курского вокзала, который предполагает появления множества высоток и с виду напоминает „Москва Сити“. Но „Сити“ — это гетто для небоскребов. В отличие от „Сити“ тут запланирована зелень, своя улично-дорожная сеть. Сейчас около Курского вокзала много заброшенных не исторических зданий, территория, которая не участвует в жизни города. До площади Ильича, — уверен Заливухин, — должна быть высотная застройка, где можно жить без машин».

Застройки у Курского вокзала

«Для небоскребов важна не устрашающая высота, а деньги, которые они приносят городу, и то, как у них сделан нижний уровень. Важно, как воспринимаются здания до пяти этажей, а что там наверху — уже никто не видит. В „Сити“ очень плохо сделан низ. Люди чувствуют, что плохо внизу — значит, небоскреб виноват».

При этом, высокие здания — это больше света в окна, хорошие виды и больше зелени за счет экономии земли, уверяет Заливухин. «Можно сделать плотность дворами-колодцами, а можно сделать башни. Высотность — это плохо, когда это ничем не оправдано, например, в полях. Ну, изменится панорама города — так 21 век же!»

Архитектор признает, что высотная застройка допустима не везде. Например, по плану планировки реновации территории у платформы Моссельмаш высотная и плотная застройка будет и у самой жд-станции, и в двух километрах от нее. Заливухин настаивает, что плотная застройка может быть только в пешей доступности у крупных ТПУ, станций метро, и чем дальше от них, тем менее плотной она должна быть. Но строительное лобби, признает Заливухин, хочет строить везде.

«Мы все — иммигранты»

Москвичи, живущие в городе давно, высотную застройку не любят особенно. Застройщики не учитывают их интересы, регулярно нарушают их права, поэтому горожане постоянно митингуют против точечной застройки, а борьбу с ней включают в свою программу не только оппозиционные кандидаты, но и даже провластные. Основные поводы для протестов — нарушение привычной и удобной городской среды, стройки на месте пятиэтажек, скверов, парковок. Часто митинги заканчиваются столкновениями: например, в Кунцево жителей, недовольных стройкой группы компаний ПИК во дворе по старой программе сноса пятиэтажек, разгоняли чоповцы, а в Люблино для разгона жителей, вставших на защиту сквера, пригнали бульдозер. Полиция либо бездействует, либо выступает на стороне застройщика, местные власти молчат или реагируют с запозданием. Из-за этого горожане к любым грандиозным строительным проектам правительства относятся с опаской.

«После Урбанфорума на меня обрушились потоки ненависти, — рассказывает Заливухин. — Население можно спрашивать по поводу двора, но когда вы спрашиваете по поводу Москвы, у них ответ один — ничего не строить! Но построить стену вокруг Москвы тоже не получится. Лозунги „Москва для москвичей“ — это совершенно недопустимо, мировые столицы — это места, куда приезжают со всего мира».

Заливухин считает, что стратегию развития города нужно объяснить горожанам и открыто обсудить ее с ними, в том числе и с приезжими, потому что «мы все иммигранты». Чтобы не было протестов, эти идеи нужно внедрить в массы, а не делать исподтишка. А муниципальным депутатам, по мнению архитектора, следует повышать свой уровень и выступать за развитие своих районов, а не заниматься борьбой.

То же — с защитниками исторической среды. Их позиция, уверяет Заливухин, зачастую вредит самим историческим зданиям, приводит к их обветшаниям или просто слому. Строительство новых зданий как раз поможет финансово сохранить и развивать культурное наследие и дать ему развитие, считает архитектор. Пока, к сожалению, все получается наоборот — за последние десять лет в Москве уничтожили 159 памятников архитектуры.

Москва резиновая

Миллионы россиян, как и весь остальной мир, тяготеют к переезду в крупные агломерации, центры экономического роста. «Необязательно это должна быть Москва, это могут быть — Краснодар, Новосибирск, Санкт-Петербург, Владивосток и так далее», — говорит Заливухин. Но даже развитие других агломераций, по его мнению, в ближайшей перспективе существенно не уменьшит поток россиян в столицу. Московская агломерация только официально составляет 20 миллионов человек, а есть еще незарегистрированные жители. Три года назад Сергей Собянин предположил, что в жизни московской агломерации участвует 40 миллионов человек. Похожих на Москву городов — единицы, и это не европейские города. «Рядом с Москвой — только азиатские мегаполисы, — утверждает Заливухин. — Европейским городом можно считать Санкт-Петербург, который по населению примерно, как Париж. А Москва — как Токио или Шанхай».

В списке крупнейших агломераций мира московская пока находится на 16 месте. Значительно больше людей проживает в токийской агломерации — 38 миллионов, сеульской — 24 миллиона, шанхайской — 22 миллиона, агломерации Нью-Йорка — 21 миллион. При этом оценки численности населения агломераций могут отличаться на несколько миллионов в зависимости от методики подсчета. Согласно исследованию института «Стрелка», Сеул и Токио эффективно справляются с ростом населения за счет организации в городах нескольких центров притяжения. Заливухин считает, что такие центры в Москве должны создаваться в районе пересечения станций метро, железнодорожного транспорта и МЦК, там же должна быть высотная застройка. «Проблема в том, что Москва и Московская область — разные субъекты Федерации; им нужно создать общий мастер-план», — считает Заливухин.

В США и Европе доля сельского населения в последние годы сокращается. «Если посмотреть на Канаду, на нашей широте почти никто не живет. Говорить о том, что нам нужно сохранить все деревни, находятся за определенной широтой — бессмысленно. Отстающие города — это как дети, которым 30−40 лет, а им все еще помогают родители, — говорит Заливухин. — Может, они работать начнут?»

Илья Заливухин — зампредседателя Комиссии по архитектуре в Общественной палате Московской области. Основатель компании «Яузапроект», которая специализируется на комплексных решениях в сфере градостроительства и архитектуры. Среди клиентов компании — департамент строительства Москвы, Сбербанк, администрации подмосковных городов Обнинска, Одинцово, Наро-Фоминска и других.

Сергей Скуратов — член правления Союза Московских Архитекторов. Среди его известных проектов — реализованные «Дом на Мосфильмовской», ЖК «Садовые кварталы». Строятся два проекта в Москва-Сити: самый высокий небоскреб Москвы 104-этажный One Tower по заказу принадлежащей Правительству Москвы компании «Мосинжпроект» и три 270-метровые жилые башни Capital Towers. Напротив Кремля строится комплекс на Софийской набережной.

Источник: «МБХ-Медиа»
Автор: Сергей Тепляков
Категория: СТРОИТЕЛЬСТВО | Просмотров: 213 | Добавил: kuntsevo-online | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]